Основное меню

Фотогалерея

Катманду
03.04.2013
<h1>Начало гималайского сезона 2013 команды Плюс Банка</h1> <p>Гималаи. Высочайшая горная система мира. Первая и главная складка земной коры, огромной, самой большой в мире, горной страны. Эта страна объединила такие горные системы, как Гималаи, Каракорум, Кунь Лунь, Гиндукуш, Тибет, Памир, Тянь Шань, Джунгарский Алатау, Алтай и Саян. В Гималаях расположены десять из четырнадцати высочайших вершин планеты, превышающих высоту 8000 метров. Ещё четыре расположены в Карокаруме – хребте, отделённом от Гималаев истоками Инда. Кроме восьмитысячников, здесь находится множество самых разных вершин, привлекающих альпинистов и туристов любого уровня, преследующих любые цели: от созерцания, до преодоления сложнейших стен. Есть просто потрясающей красоты пики, глядя на которые, можно только удивляться «искусству» природы. На некоторые из них к вершинам ведут удивительные по своей геометрии харизматичные линии, похожие на грани Маттерхорна и мраморные ребра Хан Тенгри. Одна из красивейших вершин Гималаев, не уступающая правильностью форм идеальному Маттерхорну, - это Ама Даблам. Он уступает по высоте основным гималайским гигантам, хотя с некоторых популярных точек смотрится выше и грациозней. Так же как и на символической альпийской вершине, здесь четыре гребня правильными линиями устремляются к вершине, образуя остроконечную пирамиду. Он как средневековый готический собор, ощетинившийся зубами горгулий - скальных жандармов и отвесами висячих ледников. И так же, как одной из главных европейских целей нашей команды является пик Маттерхорн (не зря же мы его здесь так много раз помянули), так и Ама Даблам стал нашей гималайской мечтой. Но на такую вершину, а Ама Даблам возвышается на 6 812 метров над уровнем моря, лучше идти, предварительно получив высотную акклиматизацию на более низкой и простой вершине. Таким объектом, вблизи Ама Даблама, достойней всего, показался нам Айленд пик, уникальная вершина, хоть и не превышающая высоту 6200-от метров, но позволяющая разглядеть большую часть Гималайского хребта, включая главную вершину планеты, пик Эверест, и неплохо акклиматизироваться. И вот в феврале 2013 года, в район этих двух вершин, который расположен на территории национального парка Сагарматха и близ границы национального парка Барунцзе – Макалу, выехала на разведку и рекогносцировку маршрутов и подходов к ним двойка команды «Плюс Банк на высоте!» - Елена Черкашина и Андрей Пучинин.</p> <h1>Разведка маршрута на Айленд пик</h1> <p>Меня давно интересовало, почему сроки гималайских экспедиций за последние 30 лет потихоньку смещаются с марта на апрель, и даже на май. Поэтому, кроме того что мы собрались это испытать на себе, я задал такой вопрос некоторым людям у нас и в Непале и получил определённый спектр ответов. Все сходились в одном, практически. Несмотря на то, что в марте бывает очень хорошая погода, общая температура воздуха ещё довольно низкая, особенно на высоте, где это играет решающую роль. Но может и повезти. Личный опыт ведь всегда интересней рассказов и предположений. Плохо ли, хорошо ли. Гималаи же, в начале марта встретили нас хрустальной погодой. Мы даже и не ожидали такого. Выше Луклы, отправной точки всех экспедиций, облачность не поднималась, практически всю первую декаду. Небо было прозрачным до синевы с утра до вечера. Ветра в долине почти не было. А вот, правда, на самом верху он был, да ещё какой. Каждое утро мы разглядывали длиннющие снежные флаги на всех окружающих нас гребнях, говорящие о сильном, ураганном ветре на высотах более 5000 метров. Но погода - барышня изменчивая, и до восхождения всё сто раз может и измениться. А пока наша маленькая команда для получения нормальной акклиматизации шла трек под Эверест и поднималась на вершину Кала Патар, высотой 5545 метров над уровнем моря, всё складывалось хорошо и рассказы о замечательной погоде в марте подтверждались. Этот путь мы и собираемся впоследствии пройти с основной командой. Это один из самых красивых на земле трекинговых маршрутов. Он пролегает по всем ландшафтным зонам Гималаев, от предгорий до зоны ледников, через реликтовые хвойные - еловые и сосновые, - и рододендровые горные леса. Время, наилучшее для таких походов и восхождений, совпадает со временем цветения хвойных пород, но, самое главное, со временем цветением рододендронов. Каждый цветок рододендрона, похожий на огромную розу, еле умещается на человеческой ладони. И такими цветами усыпаны все деревья вокруг. Розовые и красные. И всё это на крутой, горной тропе. Мы же, конечно шли в более аскетических, в смысле эстетики, условиях. Природа только-только начинала оживать после суровой гималайской зимы. Земля была наполовину покрыта пожухлой, прошлогодней травой, наполовину - снегом. Буйное цветение мы застали уже только через месяц, возвращаясь обратно.</p> <p>К маршруту на Айленд пик мы добирались пешком неделю. Быстрее, конечно, возможно, но учитывая экспедиционный груз и правила акклиматизации, которые никто не отменил ещё, такой график очень удобен и правилен. Он позволяет организму нормально адаптироваться и подготовиться к самому восхождению на шеститысячник без дополнительных радиальных выходов. То есть, пока идёшь под Гору, ты получаешь всю необходимую подготовку. Так что мы не опережали и не эскалировали естественный ход событий.</p> <p>Сам маршрут принято начинать с базового лагеря (БЛ), который расположен на высоте 5000 метров. Далее тактика может быть двух видов: сходить за один день, или же перенести и установить лагерь на высоте 5400 метров над уровнем моря. Более спортивно, конечно, считается, сходить за день, на 6200 и обратно. Так мы и решили совершить разведку. За один день. Перепад для таких высот и такой тактики достаточно большой. Более 1200 метров набора высоты на уровне 5000-6000 метров. Это тяжело. Подъём проходит по осыпным, каменистым склонам, где местами есть тропа, а местами ее нет. Так и идёт до тех пор, пока путь не приводит Вас к крутой стене висячего ледника. Выход на него достаточно простой, и Вы оказываетесь на огромном ледовой плато, рассечённом трещинами, которые Вам и нужно преодолеть. Понимая, что эти трещины к моменту основной экспедиции поменяют полностью свою орографию, мы произвели разведку, нашли относительно безопасный и не сложный проход через нескольких трещин, и, убедившись, что всё на этом леднике можно решить, начали спуск вниз. Конечно, сил на эти манёвры мы потратили достаточно. Благо, что в разгар сезона большая часть этих трудностей исчезнет (как и подтвердилось впоследствии). Спуститься в базовый лагерь на 5000 было приятно, хоть и заняло много времени. Далее предстоял и был запланирован спуск на высоту 3600 в столицу шерпов Намче Базар для отдыха и восстановления. Мы радостно ждали этот этап нашей экспедиции. </p> <p>Намче Базар - совсем особое, знаковой и экзотическое место. Там, действительно, можно восстановить силы и отдохнуть психологически. Что мы и сделали.</p> <h1>Ама Даблам</h1> <p>Затем начались снегопады. Где-то мы помокли, где-то это совпало с отдыхом для восстановления в столице народности шерпа - Намче Базаре. Погода ещё была переменчивой, когда наступила пора выдвигаться на маршрут. Зная, что гора довольно популярная, и, скорее всего, там будут на протяжении всего маршрута мотки верёвок, мы всё же решили лезть на своей, и взяли по чуть-чуть железок. Конечно, мы готовы были перилить там, где это будет удобней и безопаснее. Но не всегда можно снизу оценить, что за верёвки у тебя над головой, так что свою связку мы не нарушали никогда и страховаться старались через свои точки. Груза у нас было много. Я, конечно, понимаю справедливость поговорки Ерванда Тихоновича Ильинского, что «сколько с собой возьмёшь, столько и ходить будешь», но причины подзагрузиться у нас были: это и железо, которое могло понадобиться на необработанной до сезона горе, и возможность сильного холода в середине марта. Всё-таки одни на горе, вокруг ни души. Можно только на себя с напарницей и рассчитывать. И на то, что есть в рюкзаках. Здорово выручало наличие у нас палатки Ред Фокса «Соло плюс». Когда не знаешь толком, что там за полки, и где ночь застанет, и в какую погоду придётся ставить лагерь – мы ж первый раз всё-таки на этой горе, эта палатка удобна. Лена, по-началу, отнеслась к ней критично, но с каждым следующим лагерем находила её очередные плюсы.</p> <p>На подходах к Ама Дабламу наш як, несущий 40 килограммов экспедиционного снаряжения, утонул в снегу, и пришлось один день почелночить с рюкзаками самим, чтобы перетащить весь груз под гору. Всё, что я видел на фотографиях, показанных нам нашими друзьями и найденными в описаниях, можно было забыть. Начало маршрута было засыпано снегом и пришлось побить в скалы свои крючья там, где, я полагаю, в сезон идётся «так». Лезть в связке с нашими рюкзаками было тяжеловато и, Слава Богу, начались перила – закреплённые верёвки. Они были старые, потрёпанные, пластмассовые, но мы, продолжая страховаться своей верёвкой, вздохнули с облегчением, вщелкнув жумары, или скользящие карабины. Скальные плиты были не сложные и, если бы не тяжёлые чувалы, можно было по ним бежать. Лезть почти всегда приходилось по плитам правой стороны гребня, то траверсом, то вверх. И всё бы ничего, если бы к полудню не начался снежный заряд. Всё тут же поменялось, когда на плиты стал налипать мокрый снег, который за три часа заряда укрыл гребень почти метровым слоем. Сказать, что движение наше замедлилось, это было бы нам польстить. Выползли мы на полки второго лагеря уже с фонарями, промокшие и продрогшие в сугробах мокрого снега, в которые превратился наш гребень. Весь следующий день пришлось отсиживаться и ждать, когда осядет снег. Заодно просушились.</p> <p>На следующий день началась чехарда рваных и перепутанных верёвок, которые и помогали и мешали одновременно. Мы продолжали страховаться сами, использую уже больше чужие точки, так как их там были сотни. Очередной, правда, небольшой снежный заряд спустя, мы подошли к ледовой шапке третьего лагеря. Перила всё чаще и чаще уходили под лёд, и значительные куски маршрута, по 20-25 метров, проходили на инструменте. На выходе на ледовый гриб, верёвки ушли под лёд окончательно, не обещая вернуться. Делать нечего, и мы установили свой третий лагерь чуть ниже общепринятого, срубив небольшой ледовый гребешок и прикрутив палатку ледобурами к образовавшемуся пятачку. Нужно было смотреть утром и лезть на обработанный ледопад –стенку, но ночью начался ветер, который приподнимал палатку вместе с нами ночь, пол дня, потом ещё ночь. Потеряли ещё день. В общем, альпинизм у нас удался на славу. Все сомнительные удовольствия, которые мы могли представить себе на горе, мы получили. В принципе, обычные прелести высотных восхождений, ничего военного, ходить в марте можно, но расклад немножко был не в нашу пользу :) .</p> <p>Три вынужденно потерянных дня по дороге к этой точке не оставляли нам ресурса на прохождение необработанного ледопада и склона выше третьего лагеря. Оставался один баллон газа, и мы решили, что обязаны спуститься отсюда без риска для здоровья. Будет ещё шанс вернуться сюда! А все эти трудности зато компенсировались с лихвой теми картинами, которые дарили нам Гималаи с рассветами и закатами. Плюс Банк на высоте!</p>