Основное меню

Пик Свободной Кореи. Высота 4740 метров над уровнем моря. Сага о Свободной Корее.

Один замечательный режиссёр-документалист как-то сказал: «…лучшего сценария, чем жизнь, придумать невозможно». Каких бы замысловатых сюжетов не изобрели писатели и сценаристы, в жизни порой случается что-нибудь поинтереснее, а иногда и покрасивее, чем в самом навороченном блокбастере с компьютерной цветопередачей. То что несколько дней (а точнее, ночей) в году могут наблюдать альпинисты и туристы, занимающиеся своими делами в окрестностях Аксайского ледопада, я отношу как раз к подобным явлениям, которые перемещают реального наблюдателя в сказку, или в фантастический фильм. Попробуйте представить себе несколько гигантских горных цирков из залитых льдом вершин и огромную, полную Луну. И как всё это переливается, отсвечивает и играет, постоянно меняя оттенки и яркость. Километровые Стены, окружающие ледовые катки, залитые для великанов и горных троллей, ощетинившись бастионами и контрфорсами, напоминают непобедимые крепости древних королей. И это не просто моё, чересчур разыгравшееся воображение. На самом деле, это лишь одна из тысяч картинок, представляющихся ночному путнику на подступах к циркам вершин Короны, Семёнова-Тяньшанского, Свободной Кореи, Байлян Баши и многих других.



18 ноября 2012 года, в ночь, мы с Виталием Ждановым вышли из хижины Рацека, которая расположена на высоте 3300 над уровнем моря у подножья Аксайского ледопада в ущелье Ала-арча и посмотрели на это чудо вновь, как в первый раз в жизни! В этом зимнем сезоне выпало очень мало осадков в виде снега, и, поэтому открытого льда ещё больше чем обычно. Это красиво. Три часа ночи. Полная Луна. Мороз. Двое укутанных в пуховки альпинистов и чуть-чуть выглядывающая выше ледопада вершина пика Свободной Кореи.

Пик Свободной Кореи. Высота 4740 метров над уровнем моря.

Об этой Горе уже писано-переписано, что не делает её историю менее актуальной. До сих пор альпинисты продолжают проверять себя на её Северной Стене. Кроме того, Стена оставляет место, тем, кто дерзнёт проложить на ней новую линию.

История покорения северной стены Кореи началась в 1959 году с восхождения команды Г. Андреева. Тогда была пройдена северо-западная часть массива. А вот буквально через два года, в 1961 году, команда революционно настроенного москвича Льва Мышляева, одного из пионеров советского технического, «стенного» альпинизма, прошла красивейший маршрут по кратчайшему пути от ледника до вершины. До сих пор этот маршрут является наиболее красивой (пусть и не самой сложной) линией – хотя это дело вкуса. В 66-ом команда казахского Спартака под руководством Бориса Андреевича Студенина проходит, практически по центру стены, лишь немного отклонившись от прямой линии, за что полуает имя «топор Студенина», а в 1969 сразу две команды проходят центр – киевская команда А. Кустовского и красноярская команда В. Беззубкина. Практически все восхождения, совершённые по Стене получают золотые награды на чемпионатах СССР. Дальше 75-ый год. Снова казахстанцы, уже под руководством Юрия Попенко проходят центр Стены через гигантский, нависающий карниз. В 1976-ом два американца на ледовых молотках в стиле «соло» пролазят два ледовых кулуара, ставших самыми лёгкими , но не менее красивыми линиями Стены. 88-ой год. Пройден маршрут, которому на долгое время была присвоена высшая категория трудности – 6Б – событие в мире альпинизма. Его прошла питерская команда под руководством С. Семилеткина. Сплошноё золото, серебро и бронза – череда последующих повторов, восхождений, чемпионатов. Появляются новые маршруты. Красноярцы, под руководством В. Багаева, маршрут А. Шваба. Несколько линий пройдено опять же красноярцами с их лидером Валерием Балезиным.

1997 год. Александр Ручкин присматривает и проходит новый маршрут, буквально в пятидесяти метрах от линии Мышляева. Первый зимний первопроход на Корею. Мне посчастливилось принять участие в этом восхождении в двойке с Сашей. Пять суток мы проводим в подвешенном состоянии на Стене. Ещё день спускаемся. В 2000 году снова зимний первопроход, теперь рядом с самым сложным, до этого времени путём Семилеткина. Руководит кыргызстанский мастер технических восхождений Михаил Михайлов. 12 дней мы висим на Стене, но проходим усложненный (!) вариант маршрута Семилеткина 6Б (!). Зимой. Мороз до минус сорока, лавины со Стены и «живой», не надёжный рельеф. История Стены продолжается. Что впишут в неё другие альпинисты – мне лично это черезвычайно интересно, и, по возможности, с волнением слежу за восхождениями на эту Стену.

А сейчас мы идём на «Барбера». Ровно километр по вертикали. Нас двое, и Мир привычно сузился до вертикальной ледовой доски перед нами, кончиков двух ледовых инструментов, десятимиллиметровой верёвки, связывающей нас и резко выкрикиваемых команд напарника.

Несколько часов ходьбы вверх по боковым моренам ледника Ак-Сай и по самому леднику под Стену помогают нормально сосредоточиться и настроиться на восхождение. Восхождение будет физически нелёгким. Нелёгким, потому что в двойке. В двойке тяжелее нести снаряжение под маршрут, да и на маршруте не расслабишься, постоянно что-нибудь делать приходиться. Если на стену лезет команда, то у третьего и четвёртого участника есть время на восстановление сил – пока впередиидущий поднимается по перилам. В двойке, фазы отдыха обычно нет. Я говорю «обычно», потому что иногда, если второй лезет по перилам, по закрепленной верёвке, у первого есть время постоять и помахать конечностями (холодно ведь – так и греемся!). Настрой и настроение поддавались воле как бы нехотя, постоянно сбиваясь на что-нибудь мрачное и грустное. Мы знали точно, что под Стеной лежит тело погибшего на маршруте украинского альпиниста. Он лез «соло» по маршруту Генри Барбера (который нам и предстоит лезть) и в самой верхней части Стены (мы не знаем, да и, пожалуй, никто не знает, на подъёме, или на спуске) сорвался. Глубина падения 700-800 метров. Мысли упорно возвращались к этому падению. Надо сосредоточиться. Вот уже и бергшрунд. Бергшрунд, или же по- русски «подгорная трещина», трещина во льду, образовавшееся в точке отрыва стекающего со стены ледника. Практически все ледовые маршруты начинаются с прохождения бергшрунда. Надо сделать шаг, над глубокой, иногда кажется бездонной трещиной, качнуться на вертикальную стенку забив в лёд два «шакала» и сделать Шаг к Горе. А дальше начинается работа. Описывать её сложно, она довольно однообразна с виду, и очень тяжело рассказать как накапливается с каждой пройденной верёвкой физическая и психологическая усталость. Как растёт под вами глубина падения и вокруг остаётся только вертикаль. Мир как бы переходит в другую плоскость. У вас по другому расположено тело, по другому работает центр тяжести. Описать, наверное, мне не под силу. В альпинистских документах сухо сказано – выход со стоянок Рацека (3300м.) в 3-00, бергшрунд и начало работы на маршруте в 6-30, вершина в 15-00. Потом будет пара часов спуска лицом к Стене, и первое касание земли с переходом в горизонтальное измерение пространства. Только здесь можно расслабиться и посмотреть, правда, уже не много другим взглядом, на Гору, по прежнему величественно стоящую на краю земли и, в тоже время так близко!